Преступления с двумя формами вины. Невиновное причинение вреда. Особенности доказывания адвокатом субъективной ошибки для защиты прав обвиняемого.

Преступление с двумя формами вины регламентируются ст. 27 УК РФ,  которая гласит о том, что «если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно». 

В преступлениях с двойной (сложной, смешанной) формой вины психическое отношение лица, совершившего преступное деяние, к ближайшим и менее тяжким последствиям выражается в форме умысла, а к отдаленным и, как правило, более тяжким – в форме неосторожности. Данный вид характерен только в преступлениях с материальными составами, которых содержат не менее двух последствий, различных по степени тяжести и общественной опасности и разделенных по времени их наступления. Наиболее яркий пример – умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ). В данном составе психическое отношение виновного к ближайшему последствию (причинению тяжкого вреда здоровью) выражается в умысле, а к более отдаленному (смерти потерпевшего) – в неосторожности. 

Согласно УК РФ форма вины в преступлениях с материальными составами определяется как по отношению к действию (бездействию), так и к последствию, а не только отдельно к последствию. Поэтому, при наличии двух последствий форма вины определяется отдельно по отношению к каждому из них. Следовательно, если формы вины применительно к ближайшему и отдаленному последствиям различны и выражены соответственно в умысле и неосторожности, то такое деяние является преступлением с двумя формами вины. 

Важно отличать преступления с двумя формами вины в одном составе от различных ее форм в двух самостоятельных составах, которые представляют собой идеальную совокупность деяний и похожих чисто внешне на одно преступление. Разберем такой пример. Виновный с целью завладения чужим имуществом срывает с головы потерпевшего шапку, толкая его, отчего последний падает, ударяясь головой о тротуар, в результате чего ему причиняется перелом основания черепа, т.е. тяжкий вред здоровью. Сначала может показаться, что в этом случае имеет место разбой с причинением тяжкого вреда здоровью по неосторожности (т.е. деяние с двойной формой вины – умысел в отношении хищения имущества и неосторожность применительно к тяжкому вреду здоровья потерпевшего). Однако сделанный вывод неверен, поскольку содеянное не является разбоем, так как изначально насилие не было опасно для жизни или здоровья, налицо идеальная совокупность двух преступлений – грабежа с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, и причинения тяжкого вреда здоровью по неосторожности. 

Большое теоретическое значение имеет выяснение того вопроса, когда, исходя из описания в уголовном законе, в конкретных составах преступлений деяние может быть только умышленным, когда только неосторожным, либо умышленным или неосторожным. 

 Невиновное причинение вреда. Часть 1 ст. 28 УК РФ  гласит о том, что «деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опас­ных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть. Деяние признается также совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам». 

УК предусматривает три ситуации, когда, несмотря на наличие причинной связи между поведением лица (его действием или бездействием) и наступившими вредными последствиями, деяние будет считаться совершенным невиновно, что исключает уголовную ответственность. 

Первая ситуация заключается в том, что лицо, совершившее деяние, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия).

Характерным примером является случай так называемой мнимой обороны, когда субъект причиняет вред другому лицу, ошибочно воспринимая его поведение как общественно опасное посягательство на охраняемые законом права и интересы, т.е. полагая, что он правомерно защищается от такого общественно опасного посягательства. Если будет установлено, что данный субъект добросовестно заблуждался и вся обстановка происшедшего, включая поведение самого потерпевшего, давала ему основание оценивать поведение потерпевшего именно как нападение, создающее право на необходимую оборону, следует сделать вывод об отсутствии вины, поскольку субъект не осознавал и по обстоятельствам дела не мог осознавать общественной опасности своих действий.

 Вторая ситуация невиновного причинения вреда имеет место, когда лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.

Непредвидение возможности наступления общественно опасных последствий своего действия (бездействия) исключает умышленную вину и неосторожную вину в виде легкомыслия. Отсутствие у лица обязанности предвидения общественно опасных последствий или же возможности предвидения таких последствий исключает неосторожную вину в виде небрежности.

 Наиболее сложна третья ситуация невиновного причинения вреда, когда лицо, совершившее деяние, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

Здесь лицо предвидит общественно опасные последствия, обязано их предотвратить, но не может этого сделать по указанным в законе причинам. Хотя установление несоответствия психофизиологических качеств лица требованиям экстремальных условий или нервно-психическим нагрузкам вызывает немалые трудности, нужно признать, что закрепленное в ч. 2 комментируемой статьи положение полностью соответствует принципу вины (ст. 5 УК) как одному из основополагающих принципов российского уголовного права. Нельзя ставить в вину человеку то, что сделать он не мог при всем желании, максимальном напряжении своих психофизиологических качеств в условиях неожиданного возникновения опасной ситуации, крайнего дефицита времени на принятие решения, физических и психических перегрузок.

Вместе с тем ссылка на экстремальные условия или нервно-психические перегрузки не может приниматься во внимание, если лицо само виновно создает подобную экстремальную ситуацию, предвидя общественно опасные последствия или не предвидя их, но имея возможность предвидения. Вина не исключается и в тех случаях, когда лицо скрыло свои психофизиологические особенности (недостатки), препятствовавшие занятию определенной профессиональной деятельностью, и именно это повлекло общественно опасные последствия, а также когда лицо, употребив алкогольные напитки, наркотические и другие сильнодействующие вещества, привело себя в состояние, не позволившее правильно оценить ситуацию, принять необходимое решение, выполнить требуемые для предотвращения вредных последствий действия.

Под субъективной ошибкой в уголовном праве понимается заблуждение лица относительно фактических обстоятельств, определяющих характер и степень общественной опасности совершаемого деяния, либо относительно юридической характеристики деяния. В зависимости от характера неправильных представлений субъекта различаются юридическая и фактическая ошибки. Юридическая ошибка — это неправильная оценка виновным юридической сущности или юридических последствий совершаемого деяния. Принято различать несколько видов юридической ошибки.
Ошибка в уголовно-правовом запрете, т.е. неверная оценка лицом совершаемого им деяния как непреступного, уголовно не наказуемого, тогда как в действительности оно в соответствии с законом признается преступлением. Ошибка подобного рода не исключает умышленной вины, поскольку незнание закона не равнозначно отсутствию сознания общественной опасности и не может служить оправданием лица, совершившего деяние, запрещенное уголовным законом.
Ошибочная оценка лицом совершаемого деяния как преступного, тогда как на самом деле закон не относит его к преступлениям (так называемое мнимое преступление). В подобных случаях деяние не причиняет и не может причинить вред общественным отношениям, охраняемым уголовным законом, оно не обладает свойствами общественной опасности и противоправности, поэтому не является объективным основанием уголовной ответственности и исключает субъективное ее основание. Например, «похищение» выброшенных из-за износа автомобильных покрышек не является преступным из-за отсутствия объекта посягательства, поэтому в нем нет и вины в ее уголовно-правовом значении.
Неправильное представление лица о юридических последствиях совершаемого преступления: о его квалификации, виде и размере наказания, которое может быть назначено за совершение этого деяния. Осознание названных обстоятельств не входит в содержание умысла, они не являются обязательным предметом сознания, поэтому их ошибочная оценка не влияет на форму вины и не исключает уголовной ответственности. Так, лицо, изнасиловавшее малолетнюю, наказывается в соответствии с санкцией нормы, включающей данный квалифицирующий признак, даже если субъект ошибочно полагает, что его деяние наказывается в пределах, установленных санкцией той нормы, где описано изнасилование без отягчающих обстоятельств.
Общее правило, относящееся к значению юридической ошибки, сводится к тому, что уголовная ответственность лица, заблуждающегося относительно юридических свойств и юридических последствий совершаемого деяния, наступает в соответствии с оценкой этого деяния не субъектом, а законодателем. Иначе говоря, такая ошибка обычно не влияет ни на форму вины, ни на квалификацию преступления, ни на размер назначаемого наказания.
Фактическая ошибка — это неверное представление лица о фактических обстоятельствах, играющих роль объективных признаков состава данного преступления и определяющих характер преступления и степень его общественной опасности. В зависимости от содержания неправильных представлений, т.е. от предмета неверных восприятий и оценок, принято различать следующие виды фактической ошибки: в объекте посягательства, в характере действия или бездействия, в тяжести последствий, в развитии причинной связи, в обстоятельствах, отягчающих ответственность.
Фактическая ошибка имеет практическое значение, т.к. она касается обстоятельств, имеющих значение юридического признака состава данного преступления и в этом качестве влияющих на содержание вины, ее форму и пределы уголовно-правового воздействия.